Портал психологических новостей Psypress на facebook PsyPress on twitter RSS подписка Возрастная категория 16+
 

Теория деятельности как основа для активных преобразований и интервенций

Этот доклад является очередным вкладом в дискуссию о сильных и слабых сторонах современных работ, выполненных в рамках теории деятельности. Во втором и третьем поколении исследований в этой концепции, как особенно подчеркивают ее критики, необходимо преодолеть недостаток внимания к собственной активности субъекта. В дискуссиях часто подчеркиваются ограничения модели «треугольника деятельности» У. Энгестрёма. Речь идет о том, что факторы, ключевые в оригинальных работах основателей теории деятельности, выносятся в ней за скобки. В статье мы анализируем основные аргументы, приводимые оппонентами, с исторической перспективы, рассматривая теорию деятельности как теорию, на которой основываются вмешательства в социальную практику. На основе этого предлагается взглянуть на теорию деятельности как на основу активных преобразований.  

В первой части доклада речь идет об истории теории деятельности как теории активного вмешательства. Отличительной чертой теории деятельности является то, что ее развитие неразрывно связано с историческим контекстом массовых волнений, в котором жили основные теоретики направления. Две основные критические фазы в развитии теории деятельности связаны с русской революцией, которая дала мощный толчок творчеству ее основателей, а также радикальным студенческим движением, благодаря которому теория деятельности была вновь «открыта» и получила дальнейшее развитие в Европе. Теория деятельности исторически является активистской теорией, несущей в себе развивающей потенциал, которая исходит из идей К. Маркса о революционной практике, подчеркивая, что теория имеет целью не только анализ и объяснение мироустройства, но также порождение новых практик и стимулирование изменений. Начиная с Выготского, который работал с малограмотными слоями населения и с детьми, имеющими нарушения развития, практически все основатели культурно-исторической теории деятельности, как, например, Лурия, Леонтьев, Гальперин и Давыдов, занимались разнообразными видами интервенций в различных ситуациях: в клинике, в школе и др. 

Во второй части  доклада оспаривается утверждение, что продвижение в теории деятельности зависит от способностей тех, кто работает в ее рамках, выявлять продуктивные связи между классическим наследием с одной стороны и стимулами и возможностями общественных изменений - с другой. Основные аргументы, выдвигаемые критиками исследований, проводящихся в рамках теории деятельности, рассматриваются в исторической перспективе. Здесь представлены эпистемологические выводы, которые приводят к пониманию, отличному от критических замечаний по субъективности и по использованию таких концептуальных моделей, как, например, знаменитые «треугольники» У. Энгестрёма. В сочетании с конструированием и реализацией материальных трансформаций, структурные модели деятельности не исключают субъективности, чувственного опыта, эмоциональных и морально-этических аспектов. Наоборот, эти аспекты деятельности встроены в коллективные действия, направленные на изменения, где и модели, и суждения субъектов выступают как опосредующие. 

В третьей части указываются возможные направления переориентации текущих дискуссий. Мы приводим три примера интервенционистских методов, разработанных в рамках теории деятельности, а именно: Лаборатория изменений (Change Laboratory), Практика деятельности (the Clinic of Activity) и Пятое измерение (the Fifth Dimension). Сравнительный анализ этих трех методов выявляет их комплементарность. Кроме того, он указывает способы поднятия темы субъективности и концептуальных моделей на уровень методологии; демонстрирует использование принципов двойной стимуляции и восхождения от абстрактного к конкретному. 

Интервью

- Что вам показалось наиболее интересным в работе над теорией деятельности?

- Я в основном работала над литературой основателей теории деятельности, русских коллег 20-х годов, которая была переведена на английский язык. Я перечитала все, что смогла найти. После своего выступления в Москве, надеюсь, у нас установятся связи с современными российскими психологами, работающими над этой тематикой.  Обратная связь очень важна для моего исследования. У меня есть огромное желание и надежда, что это сотрудничество, которое наметилось во время симпозиума, продолжиться. Вполне возможно, что в итоге появятся и совместные работы, и публикации на английском языке.

- Когда вы работали над текстамибыло ли  что-то, с чем вы не могли согласиться?

- Существует масса  вопросов, касающихся  русских классиков психологии, которые все время обсуждаются на Западе. Например, на больших академических ресурсах в Интернете постоянно даются всевозможные интерпретации классиков психологии, трактуются тонкости и проблемы перевода. И здесь я вижу очень важную точку соприкосновения и возможной совместной работы с МГППУ, так как будучи русскоговорящими, вы, разумеется, лучше понимаете тексты. Это объективная реальность, мне же приходится работать с переводами. Некоторые из них на самом деле имеют двойное происхождение. Например, есть переводы на французский, которые сначала были переводами на английский, то есть вы можете себе представить, какой в итоге получается результат. Именно этим вызваны многие сложности с интерпретацией текстов.

- Вы редактор журнала, который посвящен вопросам образования. С вашей точки зрения, какую систему обучения можно считать идеальной, даже просто в мечтах?

- Моей мечтой могло быть, например, что дети учатся в школе, следуя своим собственным интересам и у них нет необходимости соответствовать каким-то жестким стандартам. Не удивляйтесь, на самом деле, ничего необычно в такой системе нет. В Финляндии, есть ученики, которые принимают решение не ходить  больше в школу, учатся самостоятельно на дому, затем сдают экзамены и получают аттестат. То есть дети стараются избегать соприкосновения со школой. Иногда это самые развитые ученики, отличники. Они считают, что школа просто не отвечает их запросам и потребностям. Они обучаются, читая книги в библиотеках или в Интернете. Я не считаю, что это антисоциально. Но в идеале мне хотелось, чтобы дети всегда находили в школе ответы на свои запросы и вопросы, получали представление о том, кем хотят стать в будущем. И после школы смогли бы реализовать себя полностью.

 

Литература

Контекстные материалы:

Sannino, A. (2008c). From talk to action: Experiencing interlocution in developmental interventions. Mind, Culture, and Activity, 15(3),  234-257. [Полный текст]

Sannino, A. (2008b). Experiencing conversations: Bridging the gap between discourse and activity. Journal for the Theory of Social Behaviour, 38(3), 267-291. [Презентация по статье]


 
Зачем заниматься ЧЦП? видео 24 сентября 2020

Зачем заниматься ЧЦП?

Профилактика коронавируса. Полезные продукты, защищающие наши легкие от инфекции. Польза жира. видео 14 августа 2020

Профилактика коронавируса. Полезные продукты, защищающие наши легкие от инфекции. Польза жира.

ISCAR 2020. Welcome addresses from Professor Katerina Plakitsi and Dr. Vitaly Rubtsov видео 6 августа 2020

ISCAR 2020. Welcome addresses from Professor Katerina Plakitsi and Dr. Vitaly Rubtsov

Речь и коммуникация при расстройствах аутистического спектра: взгляд нейропсихолога. видео 15 июля 2020

Речь и коммуникация при расстройствах аутистического спектра: взгляд нейропсихолога.

Все медиа-обзоры  |  RSS