Портал психологических новостей Psypress на facebook PsyPress on twitter RSS подписка Возрастная категория 16+
 

Путешествие по замкам мнемотехники

Многие люди полагают, что для того, чтобы запомнить тысячи чисел за полчаса или  последовательность колоды карт за несколько минут, необходимы незаурядные способности, которыми обладают лишь избранные. При этом, сама мнемотехника представляется сложным действом, на освоение которого уходят годы. По определению, это совокупность специальных приёмов и способов, облегчающих запоминание нужной информации и увеличивающих объём памяти путём образования ассоциаций (связей).  Всем известные предложения «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан» или четверостишие «Биссектриса это маленькая крыса, которая бегает по углам и делит угол пополам» являются одними из многочисленных приемов и значительно облегчают запоминание. Они используется многими людьми, причем в большинстве случаев абсолютно неосознанно. Однако люди, занимающиеся запоминанием профессионально, используют более сложные и совершенные способы. Но это не означает, что их не под силу освоить простому человеку.

В 2003 году в журнале Nature появились результаты исследования, целью которого было выявление структурных различий между мозгом «чемпиона» и обычного человека. Поместив людей из контрольной группы и интеллект-атлетов в МРТ-сканеры, ученые просили их запомнить трехзначные числа, черно-белые фотографические портреты и увеличенные изображения снежинок. Результаты получились неожиданными: во-первых, анатомически мозг интеллект-атлетов не отличаются от обычного ни на йоту, во-вторых, во всех тестах общих когнитивных способностей атлеты показали результаты в пределах нормы. Тем не менее между серым веществом интеллект-атлетов и людей из контрольной группы было заметное различие: первые значительно шире использовали области мозга, отвечающие за пространственную память. Но зачем интеллект-атлетам воссоздавать в голове какие-то пространства, в то время когда им, казалось бы, просто надо запоминать трехзначные числа?

Ответ на этот вопрос дает открытие, предположительно сделанное поэтом Симонидом Кеосским в V в. до н.э. Крыша зала, где шла пирушка и откуда он отлучился на минуту, обвалилась и погребла под собой гостей. Когда поэта попросили вспомнить присутствовавших, он, закрыв глаза и восстановив в воображении помещение, пришел к невероятному выводу: он помнил, где именно сидел каждый из приглашенных. Тогда Симонид и понял, что если бы за столом возлежали не гости, а, скажем, все великие греческие драматурги по порядку, или были расставлены все слова одного из его стихотворений, или все дела, которые он наметил на тот день, он бы запомнил их так же хорошо. Значит, решил Симо­нид, не только запечатлевать, но и держать воспоминания в порядке можно, создав в уме некое здание и заполнив его образами того, что необходимо запомнить. Затем в любой момент можно будет зайти в это воображаемое здание и найти все, что нужно. Здание это впоследствии назовут мнемоническим замком.

Но это все история. А вот живой пример — американский журналист Джошуа Фоер, чемпион США по запоминанию. Чтобы написать заметку о национальном чемпионате по запоминанию, который называется «Мемориада» он отправился на финал соревнований. 

Участникам необходимо заучить:

  • не публиковавшееся ранее стихотворение длиною в несколько страниц;
  • страницы случайных чисел (рекорд: 280 за 15 мин);
  • двузначные числа (рекорд: 4140 за 30 минут);
  • перетасованные колоды карт, список исторических дат, а также как можно больше незнакомых лиц и имен.

Также были скоростные дисциплины:

  • участники должны запомнить максимальное количество колод или случайных чисел за один час (рекорды: 2080 чисел и 28 колод);
  • игроки заучивают одну колоду, но как можно быстрее.

Будучи там первый раз, Фоер был поражен результатами участников и был уверен, что обычному человеку это не под силу. Но вскоре он решил попробовать освоить приемы мнемотехники и начал тренировать свою память. За советом Фоер обратился к профессору Флоридского университета К. Андерсу Эрикссону. Тот согласился и составил список необходимых заданий и упражнений, первым из которых было создать архитектурную коллекцию — нужно было запастись замками. То есть создать в голове место для хранения и запоминания новой информации. Это могли быть дома, музеи, а также построенные в воображение новые фантастические замки. Главное, чтобы вы в них хорошо ориентировались и там было достаточно места для хранения информации.

Затем начались тренировки: каждое утро необходимо за 10-15 минут заучивать стихотворение или имена из старой записной книжки. Запоминать нужно было и на улице, присматриваясь к табличкам на почтовых ящиках, и в метро, читая листок со случайными числами. И все это отправлялось в замки. В течении нескольких месяцев Фоер выстроил целый мнемонический город. Но в какой-то момент он заметил, что его память перестала совершенствоваться. Несмотря на многочисленные тренировки быстрее, чем одну карту в десять секунд, запомнить не удавалось.

Такое явление встречается довольно часто. Например, когда мы учимся печатать, неуверенное однопалое поклевывание довольно быстро сменяется следующей фазой, когда мы осторожно набиваем текст двумя руками, пока наконец пальцы не начинают свободно бегать по клавиатуре, а сам процесс становится бессознательным. Тут прогресс затормаживается, и большинство людей на этом и останавливаются. Но ведь нас учили, что непрерывная практика доводит навык до совершенства, а ведь многие сидят за клавиатурой по несколько часов в день. Так почему ж они не продвигаются?

При запоминании приемом «Цепочка» образы связываются парами. Относительные размеры образов в каждой паре одинаковые - большие. В каждой паре образов необходимо четко различать первый и второй образ пары. Второй образ пары проникает в первый. Второй образ пары находится сверху. Второй образ пары находится справа.

Этот прием применяется для формирования коротких последовательностей опорных (стимулирующих) образов. Последовательность образов хорошо закрепляется путем многократного припоминания и используется для формирования систем опорных образов в комбинациях с другими методами запоминания последовательности. Запоминание длинной последовательности образов приемом «Цепочка» может использоваться при выполнении тренировочных упражнений, когда длительная сохранность связей не важна. В этом случае количество связываемых образов практически не ограничено - можно связать десятки и даже сотни образов.

В 1960-х психологи Пол Фиттс и Майкл Познер попытались ответить на этот вопрос, разделив процесс приобретения навыков на три этапа.

  1. Когнитивная фаза, где мы осмысливаем задачу и открываем для себя пути для достижения мастерства;
  2. Ассоциативная фаза, требующая от нас меньшей концентрации. Мы делаем меньше грубых ошибок и повышаем эффективность;
  3. Автономная стадия, на которой мы достигли необходимого уровня, и практически переходим в режим автопилота. Этот феномен можно обозначить как «о’кей плато».

Раньше психологи полагали, что «о’кей плато» обозначает верхнюю границу врожденных способностей. Иными словами, выше головы не прыгнешь. Однако Эрикссон и его коллеги неоднократно приходили к выводу, что плато — это лишь наши представления об удовлетворительном уровне.

Люди, добившиеся серьезных успехов, чаще всего двигаются по схеме, позволяющей избежать автономной стадии. Музыканты-любители, например, садясь за инструмент, большую часть времени играют музыку, в то время как профессионалы тратят силы на изнурительные упражнения и без конца повторяют сложные места партитуры. Так же и фигуристы-чемпионы большую часть тренировки отрабатывают прыжки с проблемным приземлением, тогда как менее амбициозные спортсмены повторяют уже усвоенные фигуры. Совершенствование подразумевает постоянное продвижение за рамки того, что мы считаем пределом своих возможностей, а затем подробный разбор того, что и как у нас не получилось.

Этот же подход был предложен и для карт. Эрикссон посоветовал найти метроном и стараться запоминать карту с каждым щелчком. Выявив среднюю скорость, необходило было установить метроном на 10-20 процентов быстрее и выдерживать этот ритм до тех пор, не прекратся ошибки. Фокус сработал, и через пару дней «о’кей плато» было преодолено, а время запоминания карт продолжило стабильно снижаться.

Для запоминания имен используют особенность памяти, благодаря которой нам легче запомнить слово «мельник» как род занятий, нежели как фамилию. Теперь остается только представить себе Мельника в образе мельника. А если фамилия не такая говорящая, придумать что-нибудь незабываемое. Например, чтобы запомнить имя Геннадий Басов, можно представить себе басовую секцию симфонического оркестра, в которую затесался крокодил Гена во фраке, с контрабасом и смычком. В русских фамилиях все осложняется множеством возможных окончаний: Иван(ов), Иван(ов)(ский), Ван(ин). Для избежания путаницы пользуются числовыми обозначениями: ов — 1, ский — 2, ин — 3. Таким образом Михаил Калинин предстает в образе трех медведей, ломающих кусты калины.

Для лучшего запоминания все серьезные мнемонисты пользуются берушами, а также темными очками, для того, чтобы сузить поле зрения и отсечь периферийные раздражители. На чемпионат Фоер хоть и принес очки, но так их и не одел, посчитав, что без них он смотрится гораздо лучше. Тем более трансляцию будут смотреть одноклассники, друзья, понятия не имевшие о его новом увлечении, и родители его девушки.

По команде «Начали!» Фоер стал, как можно быстрее, перекидывать по три карты сверху колоды в правую руку. Образы складывались в мнемонический замок, который повторял очертания дома, где он вырос.

За входной дверью Невероятный Халк крутил педали велотренажера, а с мочек у него свисали огромные странного вида сережки (тройка треф, семерка бубен, валет пик). У лестницы возле зеркала Терри Брэдшоу (спортивный обозреватель на телеканале Fox. — Esquire) балансировал на инвалидном кресле (семерка червей, девятка бубен, восьмерка червей), а сразу за ним карлик-жокей в сомбреро планировал из самолета на зонтике (семерка пик, восьмерка бубен, четверка треф). В коридоре  был Джерри Сайнфелда (американский комик, создатель сериала «Сайнфелд». — Esquire), который, истекая кровью, распластался на капоте «ламборгини» (пятерка червей, бубновый туз, червовый валет), а возле спальни родителей он сам на пару с Эйнштейном изображал лунную походку (четверка пик, червовый король, тройка бубен).

Искусство запоминания карт на скорость состоит в том, чтобы найти идеальный баланс между быстрым продвижением и созданием подробных образов. Образы эти требуют довольно пристального взгляда, ведь потом их надо будет восстановить в памяти, при этом нельзя терять драгоценного времени на выдумывание излишних тонкостей. Когда Фоер положил руки на стол, чтобы остановить счет времени, он уже понимал, что нашел золотую середину. Судья быстро показала время на своем секундомере: 1 минута 40 секунд. Это был не только его лучший показатель за все время тренировок, но и новый рекорд Соединенных Штатов, с опережением на 15 секунд. Затем судья вынула вторую нетасованную колоду и придвинула Фоеру. Ему нужно было разложить карты в том же порядке. Глубоко вздохнув, он снова пошел по своему замку. Все образы были расставлены по своим местам, кроме одного. В последний момент, вспомнив порядок трех оставшихся карт, он разложил всё в правильном порядке. Фоер стал новым рекордсмен США по скоростным картам.

Подготовлено по материалам журнала Esquire


 
Медиа: обзоры
Рожденные после СССР. Новый дизайн мозга видео 22 апреля 2017

Рожденные после СССР. Новый дизайн мозга

Анонс монографии Г.М. Бреслава «Психология как наука: новый подход в понимании ее истории». печать 5 апреля 2017

Анонс монографии Г.М. Бреслава «Психология как наука: новый подход в понимании ее истории».

Медиативный подход к работе с молодёжью видео 21 марта 2017

Медиативный подход к работе с молодёжью

Вышла новая книга Хухлаевой О.В. "Трудности детей хороших родителей" печать 20 марта 2017

Вышла новая книга Хухлаевой О.В. "Трудности детей хороших родителей"

Почему мы так привязаны к нашим вещам? видео 18 марта 2017

Почему мы так привязаны к нашим вещам?

Все медиа-обзоры  |  RSS

29 июня
1 июля
Лондон
International Attachment Conference 2017