Портал психологических новостей Psypress на facebook PsyPress on twitter RSS подписка Возрастная категория 16+
 

Анализ мотивационного спектра у доноров крови в Санкт-Петербурге

Донор – основное звено службы крови, в связи с этим этого особый интерес представляет психологический портрет современного донора, определение его мотивационных, поведенческих и когнитивных характеристик, которые могли бы быть использованы для организации донорства. В настоящем исследовании проведен анализ мотивационного спектра у доноров крови с учетом личностного профиля, макро- и микросоциального качества жизни, общей жизненной ориентации.

Материалы и методы

Работа выполнена на базе гемотрансфузионного центра Городская больница № 26 (Санкт-Петербург) с 16.01. по 31.05.2006. В исследование включено 505 доноров, которые согласились анонимно заполнить адаптированную к донорству анкету относительно общих сведений (пол, возраст, образование, род деятельности, семейное положение, ежемесячный заработок и т. д.), макро- и микросоциального качества жизни, причин, побуждающих участвовать в сдаче крови, предыдущего опыта, источников информации о донорстве. Кроме общего опросника, донорам были предложены:

  • тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д. А. Леонтьева, направленный на определение общих жизненных целей, осмысленности донорства, степени личной ответственности при принятии решений и осуществлении выбора вообще и в плане участия в донорстве;
  • MMPI (mini) – сокращенный многофакторный опросник личности;
  • характерологический опросник К. Леонгарда для выявления акцентуаций по личностным шкалам;
  • опросник по качеству жизни (SF-36) в контексте физического и эмоционального функционирования;
  • шкала самооценки Спилбергера–Ханина для определения уровня ситуационной тревожности.

Результаты и обсуждение

Анализ мотивационного спектра позволил разделить всех включенных в исследование доноров на 5 групп.

В 1-ю группу вошли 133 донора (26,3% от всех опрошенных), предъявлявших в качестве основной причины сдачи крови альтруистические мотивы (помощь людям, чувство долга, повышение самооценки, самоуважения и т. п.).

Во 2-ю группу включили 128 доноров (25,3% от всех опрошенных) с неопределенной мотивацией. На вопрос о причинах участия в донорстве лица из этой группы либо затруднились ответить (оставляли незаполненные графы в бланке опросника), либо указали невразумительные причины: «интересно», «еще не знаю», «за компанию», «привычка».

В 3-ю группу вошли 110 доноров (21,8% опрошенных) – лица, назвавшие основными стимулы материального характера: денежное вознаграждение, льготы, отгулы.

В 4-ю группу включили 30 доноров (6% от всех опрошенных) с установкой на оздоровление в результате сдачи крови, а также ориентированных на обследование, определение группы крови. Их мотивы сходны с установками лиц из 3-й группы (получение личной выгоды), однако обнаруженные личностные особенности говорят о необходимости выделения их в отдельную группу.

В 5-ю группу вошли 104 донора (20,6% опрошенных) – родственники пациентов стационара, нуждающихся в гемотрансфузии.

В наиболее многочисленной 1-й группе средний возраст доноров составил 32,8 - 4,2 года, в этой группе максимально выражены гендерные различия: 84 (63,2%) женщин и 49 (36,8%) мужчин. Среди женщин 72 (54,1 % от всех доноров данной группы) оценивают свое материальное положение как среднее, а жилищные условия как удовлетворительные. Большинство имеют образование выше среднего (чаще среднее специальное), социально адаптированы, работают, замужем, имеют детей. Лишь 12 (9% от всех доноров данной группы) женщин 1-й группы обладают низким уровнем микро- и макросоциального качества жизни.

Женщины этой группы обнаружили самый высокий показатель среди всех доноров общей осмысленности жизни, они целеустремленные, проявляют достаточную активность во многих жизненных сферах, имеют представление о себе как о сильной личности. По личностным профилям и шкалам акцентуаций достоверно чаще встречаются заострения по гипертимным и эмотивным показателям (яркая эмоциональная окраска происходящих событий). Донорство для таких людей действительно можно рассматривать как один из шагов самореализации, аффективно окрашенное событие, они склонны к сопереживанию, донорство не ограничивается разовой кроводачей для большинства из них, у многих – достаточный стаж.

Ожидаемое усиление истероидных (демонстративных черт) наблюдалось у небольшого количества женщин этой группы, чаще у женщин с неблагоприятной социальной и финансовой ситуацией.

Из 49 мужчин, входящих в 1-ю группу, 38 (28,6% от всех доноров данной группы) считают себя благополучными в финансовом отношении, работают; 11 (8,3% от всех доноров данной группы) описывают неблагоприятную материальную ситуацию и на 1-е место все же ставят материальный стимул донорства. Мужчины, вошедшие в данную группу, обнаружили крайне низкий показатель осмысленности жизни, не имеют конкретных целей в будущем, не довольны своей настоящей жизнью, не уверены в возможности самостоятельно внести какие-то изменения в ход событий, аспонтанны. При этом по личностному складу эта категория доноров обнаружила усиление характеристик возбудимого, неуравновешенного круга, выраженные демонстративные черты, склонность к экзальтации. На опыт участия в донорстве указывает 21 мужчина 1-й группы (15,8% от всех доноров данной группы), уверены в повторных сдачах крови лишь 11 человек (8,3% от всех доноров данной группы).

Любопытно, что большинство подписанных анкет (как сказано выше, опрос был анонимный) встречалось именно у этих лиц. Учитывая полученные результаты, можно предположить, что сдача крови для мужчин 1-й группы является таким же эмоционально значимым поступком, как и для женщин данной группы. Тем не менее от мужчин с меньшей вероятностью можно ждать систематического участия в донорстве, они больше ориентированы на моральное поощрение извне (женщины оказались самодостаточнее), донорство, даже под девизом помощи другим, не укладывается для них в общую ценностную шкалу, т. е. косвенно направлено на получение собственной выгоды морального характера.

Интересным оказался и следующий факт. Один из разделов анкеты содержал вопросы относительно вредных привычек. Ни один из включенных в исследование доноров не отметил регулярное или эпизодическое злоупотребление алкоголем, 140 (27,7% от всех опрошенных доноров) указали курение, лишь 1 сообщил об опыте приема наркотических препаратов (из 1-й группы доноров). При обработке результатов психологических опросников обратили на себя внимание несколько бланков, в которых на вопросы: «Вы становитесь менее сдержанным, чувствуете себя более свободно при приеме алкоголя?» – доноры не выбирали ответ «да» или «нет», не пропускали вопрос, а крупными буквами или жирным шрифтом сбоку от вопроса писали: «Я не пью». Такой акцент на вопросах на алкогольную тематику, часто сочетавшийся с формальным отношением к опросу, свидетельствует о наличии алкогольной доминанты, особой значимости данной проблемы, что характерно для людей с алкогольной зависимостью. Особенно насторожило, что максимальная частота подобных косвенных указаний на злоупотребление спиртным отмечалась именно среди доноров (чаще мужчины) 1-й группы.

Основной источник информации о донорстве для 1-й группы – средства массовой информации. С учетом данных, полученных при анализе ответов 1-й группы доноров, можно сделать вывод, что для привлечения к донорству людей с альтруистическими установками необходимы доступность и широкая распространенность информации с акцентом на моральных аспектах донорства. Для увеличения вероятности повторных сдач крови среди доноров 1-й группы (особенно среди мужчин этой группы) важны поощрения морального характера, получение информации о значимости поступка, повышение самооценки, так как ситуаций именно такого психологического плана многие из них ищут в жизни, донорство могло бы заполнить своеобразную нишу.

Во 2-й группе (доноры с неопределенной мотивацией) из 128 человек – 45 (35,2%) женщин и 83 (64,8%) мужчины (соотношение мужчин и женщин принципиально отличалось от такового среди доноров 1-й группы). Средний возраст составил 32,3 - 3,9 года. Преобладают люди с высшим (43 человека – 33,6% от всех доноров 2-й группы) и средним специальным образованием (35 человек – 27,3% от всех доноров 2-й группы). 93 человека (72,7% от всех доноров 2-й группы) определяют уровень своего дохода, условия жизни как нормальные или средние (среднемесячный доход 11 700 руб.), а 35 человек (27,3% от всех доноров 2-й группы) называют себя «скорее бедными» или «определенно бедными» (среднемесячный доход 10 600 руб.). Для доноров этой группы характерны нестабильность аффекта (циклотимия), яркая эмоциональная окраска происходящих событий (гипертимность, эмотивность), экзальтированность, демонстративные (истероидные ) черты (как и в предыдущей группе, для мужчин в большей степени, чем для женщин), все это на фоне низких показателей общей осмысленности жизни, неупорядоченности ценностных ориентаций. Склонность к спонтанным поступкам была выявлена у мужчин. Для женщин оказалось значимым снижение по шкалам «локус-контроля – я» и «локус-контроля – жизнь», что свидетельствует о представлении о себе как о слабой личности, неспособной контролировать свою жизнь, свободно принимать решения.

По шкалам качества жизни в плане собственного здоровья значимых отклонений от среднепопуляционных данных не получено, т. е. данная группа доноров не склонна скрывать сведения о состоянии своего здоровья, что также подтверждает наиболее типичный психотип этой группы.

Для большинства лиц из 2-й группы донорство не является осознанным шагом, поступком, направленным на достижение личных целей, выгоды (чего можно было бы ожидать от представителей этой группы, считающих себя несостоятельными в материальном плане), это, вероятно, один из хаотичных шагов, спровоцированный эмоционально значимыми событиями, впечатлениями. Объяснить повторные донации у лиц в этой группе можно движением по инерции, сложностью принятия решения в плане каких бы то ни было изменений, низким контролем за событиями своей жизни, определенным фатализмом. Яркими иллюстрациями этого служат следующие примеры. Женщина 29 лет, ведущий специалист торгового предприятия, ежемесячный заработок около 20 000 руб., донорский стаж 3 года, планирует сдавать кровь и в дальнейшем, указывает причину – «хожу вместе с мамой, за компанию». Мужчина 49 лет, электромонтер, ежемесячный заработок около 8000 руб., донорский стаж 27 лет, причина – «привычка».

Однако нельзя не отметить, что почти у 15% доноров этой группы результаты психологического тестирования были аналогичны результатам доноров из 3-й группы (мотивация – получение денежного вознаграждения, льгот), для них характерно и некоторое увеличение значений по шкале лживости (шкала L по MMPI (mini)), небрежное отношение к проводимому опросу. В этих случаях, вероятно, можно говорить о сокрытии истинных намерений (связи с материальным положением не отмечено).

Учитывая общую неупорядоченность в принятии решений бóльшую ориентацию на эмоциональный компонент, чем на рациональный, для удержания в донорстве людей этой группы было бы важным многократное подтверждение значимости поступка и верного выбора.

Среди доноров 3-й группы, ориентированных на получение личной выгоды (денежное вознаграждение, льготы, отгулы), не обнаружено значимых гендерных различий (53 женщины и 57 мужчин), средний возраст составил 35 - 5,1 года, средний ежемесячный доход – 10 400 руб. В этой группе 47 (42,7%) доноров считают себя «определенно бедными» или «скорее бедными» (оценивают свое материальное положение на 1 и 2 балла по 5-балльной шкале), 63 (57,3%) человека – «нечто среднее» и «считаю себя скорее богатым, чем бедным» (3 и 4 балла). 74 (67,2% доноров этой группы) получили среднее специальное образование, остальные 18 (16,4%) – среднее и 18 (16,4%) – высшее. Преобладающее большинство доноров (96,2%) работают.

Общий показатель осмысленности жизни для доноров этой группы не имел явных тенденций к повышению или понижению, однако по субшкале «цели в жизни» теста СЖО в рассматриваемой донорской группе были выявлены самые высокие показатели. Без повышения субшкалы «интерес и эмоциональная насыщенность жизни», «результативность жизни и удовлетворенность самореализацией», достаточно низкие показатели по субшкале «локус-контроля – жизнь или управляемость жизни», что говорит об убежденности, что жизнь человека неподвластна сознательному контролю, свобода выбора иллюзорна, элементах фатализма, аспонтанности, ригидности. По личностным профилям, шкалам акцентуации сделать вывод об определенном психотипе, характерном для данной донорской группы, не представляется возможным. Имеют место мозаичные подъемы по различным шкалам, реже по возбудимому, неуравновешенному типу, не характерны для этой группы глубина эмоциональной жизни, высокая жизненная активность (только единичные заострения по шкалам «гипертимы», «эмотивные», «демонстративные», «тревожные» по характерологическому опроснику К. Леонгарда).

Из полученных данных можно сделать вывод о рациональном подходе к принятию решения об участии в донорстве, соответствии предъявляемой мотивации истинной. У большинства доноров – у 85 (72,3% данной группы) есть стаж. Подавляющее большинство доноров данной группы (91%) убеждены, что и в дальнейшем будут участвовать в донорстве. Учитывая выявленные особенности группы, можно предположить, что на данную категорию доноров можно рассчитывать в будущем. Фактором, удерживающим в донорстве и привлекающим людей со сходной мотивацией, можно считать только сохранение и совершенствование системы материальных поощрений. Факторы морального характера, рассчитанные на эмоциональное включение, в этой группе будут малоэффективны.

Источником информации о донорстве стали объявление в газете – 69 (62,7%), друзья или сотрудники – 21 (19,1%), выездная бригада станции переливании крови – 13 (11,8%), телевидение – 5 (4,6%) и интернет – 2 (1,8%) человека.

Близки по характеру мотивации к 3-й группе еще 30 лиц (6% опрошенных), выделенных нами в 4-ю группу. Для них основной причиной сдачи крови является улучшение собственного здоровья, «обновление», «омоложение». В эту группу вошло 12 женщин и 18 мужчин (средний возраст 34,6 - 4,1 года). Социальный состав группы: 3 (10%) – учащиеся, 20 (66,7%) – работают, 7 (23,3%) – безработные. Большинство работающих этой группы свою профессию (основной род деятельности) не указали. Средний ежемесячный доход 12 500 руб. Практически все оценивают свое финансовое положение на 3 балла по 5-балльной шкале. В этой группе высшее образование имеют только 3 человека (10%), незаконченное высшее образование у – 4 (13,3%), самое распространенное – среднее специальное – у 13 (43,3%) и у 10 (33,3%) только среднее образование. Обращает на себя внимание неустроенность в семейном плане, только 8 человек состоят в официальном или незарегистрированном браке. При предъявлении заботы о здоровье как основной причины сдачи крови настораживает высокое распространение курения в этой группе – 41%. При оценке качества жизни в плане физического и эмоционального функционирования (опросник SF-36) не обнаружено сколь-либо значимых отклонений от среднепопуляционных значений. Не выявлено и ожидаемых признаков ипохондрической фиксации на состоянии своего здоровья. Общий показатель по шкале “осмысленности жизни” оказался достаточно низким как у мужчин, так и у женщин, как и показатель по шкале “цели в жизни”. При этом по личностному складу преобладали черты гипертимные, эмотивные и элементы циклотимии. Отсутствие осмысленности, направленности и временных перспектив в жизни при высокой эмоциональности не приводит к движению вперед в плане самореализации, достижения конкретных целей; вектор эмоциональной активности имеет интравертированную направленность. Показатели по шкале «процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность жизни» соответствуют стандартным значениям, что говорит о том, что сами опрошенные воспринимают процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом. Учитывая низкие баллы по всем остальным шкалам теста СЖО, большинство доноров этой группы можно назвать гедонистами, живущими сегодняшним днем. Они аспонтанны, склонны к застреванию аффекта, аутистичны, достаточно выражены эгоистичные и педантичные черты.

Интересным подтверждением полученных результатов стало четверостишье из произведения А.С. Пушкина, оставленное на полях опросника одним из доноров этой группы:

«Цели нет передо мною,
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучной жизни шум».

Низки показатели ситуативной тревожности у доноров этой группы. Большинство участвуют в донорстве не впервые – 26 (86,7% от всех доноров этой группы), уверены, что будут участвовать и в будущем 23 (76,7%). Таким образом, характерное для доноров этой группы полное искажение общепринятого смысла донорства (не помощь и спасение других, а оздоровление себя самого) полностью укладывается в полученные данные о личностном складе, общих жизненных установках. В донорстве эти люди чувствуют себя достаточно комфортно (о чем свидетельствуют низкий показатель ситуационной тревожности, предыдущий опыт кроводач, высокий процент по намерениям дальнейшего участия). Привлекают и удерживают в донорстве свои стойкие убеждения относительно «положительного влияния на организм донора». Многие затруднились назвать источник информации: «где-то услышал, что это полезно», поэтому традиционные способы распространения информации, ориентированные на альтруистические моменты или на заинтересованность в плане поощрений (деньги, льготы, отгулы), не окажут ожидаемого влияния на людей подобного склада. Ими выбран «нетрадиционный» способ оздоровления, а не моральные или материальные вознаграждения, поэтому для таких доноров актуальными могут стать только послания, подтверждающие их представление о пользе, уверения в безопасности подобных мероприятий.

Не являются травматичными для доноров этой группы, по сравнению с донорами рассмотренных выше групп, мероприятия перед донацией (опрос относительно состояния здоровья, вредных привычек, образа жизни; медицинский осмотр), так как для большинства из них процедура сдачи крови носит чисто медицинский характер. Это «оздоровительное мероприятие» без включения моральных или материальных аспектов, поэтому подобные мероприятия не встречают критики или психологического сопротивления.

Особая группа доноров – родные и близкие больных, нуждающихся в переливании крови (5-я группа). В нашем исследовании их число составило 104 (20,6% от всех опрошенных доноров), средний возраст – 26,8 +/- 3,6 года. В группе 49 мужчин и 55 женщин, распределение по уровню образования, социальному и материальному положению достаточно равномерное. Не выявлено и свойственных только этой группе личностных профилей, характерных психотипов, общих жизненных установок. Это объяснимо, так как данная группа представляет собой практически случайную выборку из популяции, объединяющий фактор носит характер внешней ситуации, в которой может оказаться любой (болен близкий человек). Поэтому при анализе этой группы наше внимание по большей части и было направлено на ситуационно обусловленные моменты.

Только 20% доноров этой группы полностью осознают сложившуюся ситуацию и необходимость собственной сдачи крови как одного из шагов в лечении близкого человека, ответственны и сохраняют достаточно нейтральное отношение к самой службе крови. Большинство (80%) негативистичны, сложно адаптируются к ситуации «вынужденного донорства», воспринимают его как «непреодолимый этап», без которого невозможно оперативное лечение, выздоровление близкого. С этим сопряжены особенности поведенческих реакций: подозрительность, настороженность, высокая готовность к конфликтам либо стремление скрыть сведения о себе, которые могут помешать «прохождению» этого этапа. В результате тестирования выявлены значимые результаты по двум опросникам – тесту ситуационной тревожности Спилбергера–Ханина и SF-36. В рассматриваемой группе доноров самый высокий показатель ситуационно обусловленной тревоги, чаще при нормальных значениях личностной тревожности, отсутствии в структуре личности выраженных эмоционально лабильных черт. В ситуации донации эти люди испытывают эмоциональное напряжение, присутствует чувство скрытой угрозы. Даже при распространенной в этой группе тенденции выбирать «правильные», «нужные» ответы («я спокоен», «я чувствую себя свободно»), на менее «прозрачные» вопросы относительно своих ощущений в данной ситуации все-таки фиксируются ответы, подтверждающие выраженный эмоциональный дискомфорт. Для доноров-родственников были бы важны разъяснительные беседы со стороны не только сотрудников отделения переливания крови, но и лечащих врачей для предупреждения развития негативной настроенности, снижения уровня тревоги.

Вторым опросником, по которому были получены результаты у доноров – родственников, отличные от других донорских групп, стал SF-36. При ответе на вопрос: «Как Вы оцениваете свое здоровье?» – опрашиваемые родственники выбирали ответы: «отличное», «очень хорошее», «хорошее», однако при тестировании относительно качества жизни в плане физического и эмоционального функционирования в ряде анкет отмечаются отклонения от среднепопуляционных значений по шкалам «физическое функционирование», «общее здоровье», «витальность», такие расхождения с предъявляемой оценкой состояния своего здоровья настораживают в отношении подлинности информации. Дополнительный фактор для сомнений – высокие значения по шкале L («лживость») при анализе личностного профиля по опроснику MMPI (mini).

Таким образом, по характеру мотиваций всех доноров, включенных в наше исследование, можно разделить на 5 основных групп:

  • доноры с альтруистическими установками;
  • доноры с неопределенными установками;
  • ориентированные на получение материальной выгоды, льгот;
  • рассматривающие донорство как «оздоровительное» мероприятие;
  • родственники и близкие больных.

Для 1-й и 2-й групп оказались значимыми гендерные различия. Для женщин с альтруистическими установками характерны осмысленность жизни в целом и донорства в частности, осознанное участие в нем, активность во многих жизненных сферах, целеустремленность. Мужчины 1-й группы обнаружили низкие показатели осмысленности жизненного пути, не уверены в себе, демонстративны и нуждаются в поощрительных мероприятиях морального характера.

Доноры 2-й группы проявили себя людьми с яркой эмоциональной окраской мало контролируемых событий собственной жизни, часто движущимися по инерции, с неупорядоченностью ценностных ориентаций.

На четко осознанных, рациональных моментах базируется выбор доноров 3-й группы, на участие в дальнейшем донорстве можно рассчитывать до тех пор, пока их будет устраивать система льгот и поощрений, факторы эмоционального характера на это практически не влияют.

Достаточно стабильна группа доноров, рассчитывающая на получение «оздоровительного» эффекта. Характерное искажение общепринятого смысла донорства полностью укладывается в полученные данные о личностном складе лиц этой группы (вектор эмоциональной активности имеет интровертированную направленность).

Сложна и неоднородна группа доноров-родственников, именно у них самые высокие значения ситуационной тревожности и признаки искажения информации о состоянии своего здоровья.

Таким образом, мотивационный спектр современных доноров достаточно разнообразен. Полученные результаты, по нашему мнению, могут быть использованы в практической работе по привлечению донорских кадров.


 
Рожденные после СССР. Новый дизайн мозга видео 22 апреля 2017

Рожденные после СССР. Новый дизайн мозга

Анонс монографии Г.М. Бреслава «Психология как наука: новый подход в понимании ее истории» печать 5 апреля 2017

Анонс монографии Г.М. Бреслава «Психология как наука: новый подход в понимании ее истории»

Медиативный подход к работе с молодёжью видео 21 марта 2017

Медиативный подход к работе с молодёжью

Вышла новая книга Хухлаевой О.В. "Трудности детей хороших родителей" печать 20 марта 2017

Вышла новая книга Хухлаевой О.В. "Трудности детей хороших родителей"

Все медиа-обзоры  |  RSS