Портал психологических новостей Psypress на facebook PsyPress on twitter RSS подписка Возрастная категория 16+
 

Диагностика родительско-детских отношений в сюжетно-ролевой игре

Чем младше ребенок, тем сложнее у него узнать, что он чувствует, думает, как воспринимает свои отношения с родителями, сестрами, братьями и другими близкими людьми.

Понаблюдайте за его игрой, и вам многое станет понятно. В игре ребенок моделирует и отражает значимые для него социальные и межличностные отношения. Наблюдая за развитием игрового сюжета, связанного с семьей, можно увидеть развернутую картину внутрисемейной жизни «глазами ребенка». Игра может выявить реальные переживания ребенка, личностный смысл изображаемых в ней событий, уже сформированные способы разрешения конфликтных ситуаций, его отношение к родительскому стилю воспитания, в частности к методам воздействия на него - поощрениям и наказаниям. Наблюдение за игрой позволит также определить, на какие морально-этические эталоны и ценности ориентируется ребенок, какие поло-ролевые образцы приняты им как основа для подражания. С этой целью психолог может предложить ребенку поиграть «в семью». Для организации такой игры подбирается игровой материал, соответствующий возрастным и психологическим особенностям ребенка и обеспечивающий возможность символического выражения его чувств, отражения специфики межличностных отношений и ролевых функций в семье. В детской игре у каждого предмета, с точки зрения психолога, может быть две функции: во-первых, замещение реальных людей и совершение действий с ними; во-вторых, символическое выражение эмоционального отношения к себе и окружающему миру, собственных чувств и переживаний.

Ниже приведен список игрушек с указанием их замещающих и символических функций в игре.

Замещающие и символические функции игрушек

Название игрового предмета

Основные замещающие и символические функции

 

Предметы для бытовых игр

Посуда: тарелки, чашки, ложки

Воссоздание предметно-ситуативных взаимодействий

Мебель: для кухни, спальни, гостиной

 

Пистолет

Проявление направленной агрессии

Бубен

Проявление гиперактивности

Грузовик

Возможность изменения межличностной дистанции, проявление гиперактивности

Домики

Структурирование межличностной дистанции персонажей, сепарация, изоляция, объединение

Дюймовочка (игрушка с инерционно-циклическим способом использования)

Выражение ненаправленной агрессии. Проявление познавательной активности

Ремешок

Возможное наказание, проявление агрессии

Предметы-заместители

Кубики

Замещение бытовых предметов (телевизор, компьютер, предметы мебели)

Пластилин

Конструирование и создание новых предметов

Материя

Выражение непринятия, негативизма, стремление к изоляции через возможность прятать персонаж, проявление стремления к заботе и протекции

Персонажные игрушки (куклы)

Женская фигурка

Мама, бабушка, взрослая сестра, взрослый вне семьи

Мужская фигурка

Папа, дедушка, взрослый брат, взрослый мужчина вне семьи

Детские фигурки (мальчики, девочки)

 

«Я», брат (сестра), сверстник вне семьи

Пупс

Выражение дискомфорта, зависимости, подчинения, стремления к протекции и симбиозу с родителем, младенец в семье (младший брат или сестра)

Солдатики

Выражение направленной агрессии

Кукла без лица

Замена нежелательного члена семьи, выражение неудовлетворенности характером взаимоотношений с родителями

Баба Яга

Выражение агрессии, страха, тревоги

Динозавр

Выражение агрессии, стремление к доминированию

Змея

Выражение агрессии, негативизма, страха

Для игры выбирают какой-нибудь день из жизни семьи (например, выходной, рабочий день, праздник и пр.).

Психолог руководит игрой ребенка так, чтобы тот мог свободно строить сюжет, выбирая предпочитаемые формы поведения и разрешения конфликтов в ролевых отношениях, беспрепятственно выражать свои чувства и отношение к моделируемым в игре событиям.

Ребенок сам придумывает действия для игровых персонажей, сам исполняет роли, сопровождая игру комментариями и пояснениями.

Наблюдатель следует сюжетной логике, задаваемой ребенком, ограничиваясь лишь выражением интереса, одобрения, поддержки. В игру вносятся также несколько проблемных ситуаций, являющихся типичными для родительско-детских отношений.

Изоляция мамы. Мама уехала в командировку, с кем ты останешься? Что будешь делать? Что почувствуешь?

Материальный ущерб. Ты разбил чашку (тарелку). Что будет? Что скажет/сделает мама (папа)?

Изоляция «Я». Вы с папой (мамой и т.д.) гуляли в парке, и ты вдруг потерялся. Что будешь делать? Что почувствуешь? Что будет делать мама (папа)?

В ходе наблюдения отмечают продолжительность, основное содержание игры; степень речевой активности ребенка и используемые им речевые формы; особенности поло-ролевой активности и идентификации; уровень предметного замещения; степень освоения игрового пространства и развития игровой деятельности, а также сюжет, который является доминирующим, основные предметные предпочтения, степень выраженности эмоционального отношения к событию или персонажу, наличие агрессивных предметов в сюжете, намеренное создание конфликтных ситуаций, реакцию на окончание игры, способы разрешения моделируемых проблемных ситуаций, характер выбора кукол-персонажей для членов семьи.

Замечено, что игра детей, находящихся в дисгармоничных отношениях с матерью (холодность, чрезмерное доминирование, завышенные требования, их непоследовательность), наиболее конфликтна по содержанию. Кроме того, наблюдается искажение игрового состава семьи в сторону ее расширения и включения домашних животных. Для маленького ребенка мать является наиболее значимым и близким членом семьи, и конфликтность в отношениях с ней наиболее остро переживается им, что и находит отражение в игре. При дисгармоничных отношениях с отцом (отдаленность, доминирование, недостаток совместной деятельности) в игру вовлекается большее число персонажей, преобладают агрессивные действия. Ролевая позиция «Я» - подчиненная, зависимая и вместе с тем склонная к агрессивным действиям. Отец доминирует, и его агрессивная, властная позиция является игровой моделью для подражания.

В ряду дисгармоничных внутрисемейных отношений наименее травмирующими оказываются конфликты с братьями и сестрами (ревность, агрессия, недостаток кооперативных отношений). Сюжетно-ролевая игра в этом случае имеет характерную черту - недостаток симметричных позитивных отношений между детьми. Игровой состав семьи расширяется за счет сверстников, призванных восполнить дефицит сотрудничества и кооперации с реальными братьями (или сестрами), а тестовые конфликты, в которых основными действующими лицами являются родители, разрешаются в игре благополучно.

Итак, можно выделить следующие основные игровые стратегии. Первая из них - стратегия привнесения агрессии, протестных либо конфликтных элементов в игру. Выраженность агрессивно-наступательных или защитных тенденций может быть как символической (выбор соответствующего персонажа), так и прямой (выбор сюжетного игрового действия). Вторая стратегия - зависимость и подчинение - выступает как моделирование пассивности, подавленности, подчиненности внешним обстоятельствам (в символической или прямой форме). Третья стратегия - защитное приукрашивание - представляет собой идеализацию семейных взаимоотношений, показ жизни семьи как исключительно праздничной, а своей роли в ней - как всеми одобряемой, с оценочной похвалой от всех членов семьи. Четвертая стратегия - эмоциональная нейтральность - исключает прямое или косвенное выражение ребенком своего аффективного отношения к членам семьи и семейным событиям и представляет собой воспроизведение стандартных, нейтральных, правилосообразных игровых действий. Игра по своему содержанию сводится к выполнению режимных моментов - стереотипных бытовых взаимодействий и рутинных действий.

Приведем примеры, иллюстрирующие основные типы детской игры.

Пример 1. Женя М. находится в конфликтных отношениях с матерью. Для ее игры характерны стратегии привнесения агрессии и зависимости и подчинения. Девочка многократно воспроизводила в игре сюжет с похищением Бабой Ягой младшего члена семьи. Его роль испытуемая взяла на себя (причем с неадекватной поло-ролевой идентификацией), выбрав в качестве персонажа фигуру мальчика, и назвала его Кузей. По сюжету Баба Яга приходила в дом, где жила семья, в то время, когда дома никого не было, и забирала Кузю к себе с комментарием: «Бабе Яге нужен обед». Сначала Кузю спасал друг, потом - «красавица эльфов». Ни «мама», ни «бабушка» не делали попыток освободить его, хотя «проживали» все вместе в домике. На тестовую ситуацию «изолирование мамы» реагировала спокойно. Но как только мама уехала, сказав Кузе: «Ты веди себя хорошо, ничего не бойся. Я оставляю с тобой бабушку», - тут же появилась Баба Яга. Бабушка пытается защищать дом и Кузю. Для обострения ситуации Женя и бабушку отправляет в командировку. Игра показала, что в глазах девочки семейная целостность постоянно подвергается внешнему деструктивному влиянию. Дальнейшую психокоррекционную работу с Женей М. следует проводить в русле объективации конкретной силы, стоящей за персонажем Бабы Яги. Она может быть связана с отсутствующим в семье отцом или кем-то еще из родственников либо с какими-либо травмирующими ситуациями в семье. Причем при отстаивании собственной позиции в деструктивном конфликте у испытуемой нет переживания чувства безопасности и надежности, она не ищет в матери опору, источник стабильности.

Пример 2. Артем С. переживает дисгармонию в отношениях с отцом - для игры характерны стратегии привнесения агрессии, наступательной или защитной, и эмоциональной нейтральности. Особенности ролевой позиции ребенка в семье стали очевидны уже в начале игры - изображая себя, он выбрал куклу-малыша, подчеркивая свою слабость, зависимость и подчиненность обстоятельствам. В игре в основном воспроизводил режимные сюжеты из жизни семьи: мама готовит завтрак, варит пельмени (ждет 10 минут, пока они сварятся, и подает на стол). Сын ей помогает. Общая деятельность с отцом описывалась так: «Стал сынок кушать, покушал и лег спать. А папа пошел прогуляться во двор - сынка с собой не взял» (намеренная изоляция сына отцом, воспринимаемая ребенком без попыток протеста). Мать - активный действенный персонаж - наказывает провинившегося ребенка, предпринимает меры для поиска потерявшегося ребенка. Отец чаще всего нейтрален: разговаривает с мамой на кухне, не заступается за сына, не утешает его (ребенок плачет в своей комнате после наказания), иногда приносит из магазина «киндер-сюрприз».

Пример 3. В игре Чанги Н. преобладает стратегия защитного приукрашивания (у нее не складываются взаимоотношения со старшим братом). Игровое семейное взаимодействие происходит на фоне праздника и подготовки к нему: приход гостей, приготовление торта, украшение игрового домика. Все действия персонажа, исполняющего роль испытуемого, отвечают критерию социальной желательности, одобряются членами семьи и постоянно становятся предметом похвалы. Действия перед приездом гостей описывались так: «Я сама несу на стол. Собираю. Цветочек на стол надо. День рождения». На следующий «день»: «Она подметает, вытирает стол. Делает все красивым. Мама пришла. \"У, как красиво!\" - сказала». Состав семьи в игре девочка расширила за счет включения «второй дочки» (в реальной семье есть старший брат). Брат в семейное взаимодействие не включен, для него не выбрана даже персонажная кукла. Много совместных действий со сверстником: девочки спят вместе, вместе помогают няне, няня читает им книжки. Игра была очень длительной (40 минут). В конце игры выступил более широкий социальный план конфликтных отношений - семья собирается и улетает во Вьетнам: собирает все вещи из старого домика и перевозит их в новый дом. Папа остается «в России работать». Это сюжетное преобразование может быть отражением неудовлетворенности социальным положением семьи и проявлением негативного отношения к отцу.

Пример 4. При смешанных конфликтах - переживание трудностей взаимодействия с несколькими членами семьи или периодическая смена очагов конфликтности - наблюдается наибольший разброс игровых стратегий. В качестве примера рассмотрим игру Насти Ф., игровые действия и ролевое поведение персонажей которой крайне противоречивы. Активность персонажа, исполняющего роль девочки, сведена до минимума. Одна из основных сюжетных линий: девочка болеет, и ее лечат окружающие (мама, подружки). Пассивность и зависимость персонажа вступают в противоречие со стремлением изменить такое положение в сторону большей самостоятельности и активности. Неудовлетворенность девочки своей пассивной ролью в семье выражается в том, что для реализации роли «Я» она выбрала неадекватно большую (одного размера с «мамой») куклу. Причем к концу игры та выросла и ходила на работу и уже сама покупала платье. После благополучного разрешения тестовой ситуации «мама в командировке» дочка охотно остается дома с папой. Она так описывала возвращение мамы из командировки: «Мама приезжает, звонит. У нее нет ключей. Дочка уже спать легла, не открывает. Папа услышал, встал, открыл. Они радуются, здороваются. Папа ложится спать дальше. Мама идет на кухню кушать и смотреть телевизор. Подошла к дочке, наклонилась, ничего не говорит. Потом ушла на кухню». Наблюдается контраст между встречей мамы с папой и дочкой. Причем такое поведение мамы не вызывает никаких эмоциональных реакций и переживаний со стороны дочки. Конфликт с мамой находит отражение не в прямом противостоянии, а в опосредованных влияниях на нее агрессивных игровых персонажей. Маму в командировку идет провожать... змея. При расставании змея «целует маму за лицо» раскрытым ртом. А в конце игры дочке звонят на работу и говорят, что мама заболела, надо ее лечить (агрессия в отношении мамы исходит не от девочки). Трудности, с которыми сталкивается в ходе игры мать, обусловлены внешними обстоятельствами (болезнь) или внешними по отношению к дочери лицами. Девочка сама принимает на себя пассивно-страдательную роль, отрицая за собой способность причинить вред или быть агрессивной в отношении матери. В отношении сестры испытуемая занимает более активную позицию и реализует стратегию изоляции - отказывается включать ее в состав игровой семьи; «Она слишком маленькая».

Распределение игровых стратегий в целом показывает, что чаще всего дети для моделирования дисгармоничной семейной ситуации используют стратегию привнесения в игру агрессивных компонентов (55% случаев). Формы ее весьма разнообразны: включение в состав «семьи» агрессивных персонажей – Бабы Яги, змеи, динозавра - или агрессивных игровых действий - нападение на персонаж. Агрессия в отношении члена семьи может проявляться в направленных игровых действиях -связывание, избиение какого-либо персонажа, насильственное изолирование и удержание его вне поля игры и в косвенных действиях - болезнь, несчастный случай и пр.

Стратегия нивелирования активности, проявления зависимости и подчинения встречается значительно реже и проявляется в пассивности персонажа, исполняющего роль самого ребенка, часто испытывающего страдания по мере развертывания сюжета.

Наименее выраженная игровая стратегия - защитное приукрашивание. В этом случае игра производит впечатление благополучия во всем: в моделируемых отношениях между членами семьи, выборе игровых предметов, комментариях ребенка. Все должно быть только самым красивым, все друг друга хвалят, производят социально одобряемые действия. В тестовых конфликтных ситуациях скорее всего дети отрицают саму возможность их возникновения. Эмоциональная включенность ребенка в игру в этом случае довольно велика. Он не хочет заканчивать игру достаточно продолжительное время, моделирует все новые и новые, обычно всеми одобряемые действия. В конце подобной игры может быть зафиксирован терапевтический эффект, обусловленный выходом реальной проблемы, обычно скрытой защитными тенденциями.

Эмоционально-нейтральная игровая стратегия выражается либо в нежелании ребенка играть в семью, либо в стереотипности сюжета игры. Конфликтные тестовые ситуации ребенком отвергаются, или даются формальные ответы. Скудность сюжетных поворотов, однако, не отражает бедности воображения ребенка. Стоит только детям отойти в игре от семейного сюжета, как игра «расцветает», растет вербальная активность, увеличивается эмоциональная насыщенность игровых действий.

На основании вышесказанного можно сделать вывод: выявление дисгармоничных внутрисемейных отношений с помощью игры способствует своевременному обращению к специалисту, помогает в выборе правильного направления последующей психокоррекционной работы с ребенком.


 
Рожденные после СССР. Новый дизайн мозга видео 22 апреля 2017

Рожденные после СССР. Новый дизайн мозга

Анонс монографии Г.М. Бреслава «Психология как наука: новый подход в понимании ее истории» печать 5 апреля 2017

Анонс монографии Г.М. Бреслава «Психология как наука: новый подход в понимании ее истории»

Медиативный подход к работе с молодёжью видео 21 марта 2017

Медиативный подход к работе с молодёжью

Вышла новая книга Хухлаевой О.В. "Трудности детей хороших родителей" печать 20 марта 2017

Вышла новая книга Хухлаевой О.В. "Трудности детей хороших родителей"

Все медиа-обзоры  |  RSS