Портал психологических новостей Psypress на facebook PsyPress on twitter RSS подписка Возрастная категория 16+
 

Первый Международный

6 августа 1889 г. в Париже открылся первый Международный психологический конгресс. Психология к тому времени уже трактовалась как самостоятельная дисциплина. Ее отделение от философии было подготовлено развитием биологических наук - сперва физиологии органов чувств и движений, а затем головного мозга. Логика изучения функций этих органов неотвратимо привела естествоиспытателей к выводу, что психические акты имеют специфическую детерминацию. Постепенно оформилась идея построения на основе физиологии опытной психологии, отличной от психологии философской и вместе с тем имеющей собственные объекты, не тождественные физиологическим. Во многих странах возникали очаги конкретно-экспериментальной разработки психических явлений. Назревала потребность в том, чтобы сопоставить и объединить разрозненные усилия в области анализа душевной деятельности, спланировать дальнейшую работу. Первым сформулировал эту задачу приват-доцент Львовского университета Юлиан Охорович. Связанный с французскими научными кругами, он опубликовал в 1881 г. во французском журнале обширный проект организации международного конгресса по психологии. Охорович указывал, что конгресс позволит психологам выработать совместный план действий, преодолеть трудности, связанные с языковыми барьерами, создать предпосылки для организации научного труда в международном масштабе, избежать в дальнейшем параллелизма, обсудить методические вопросы (в этой связи Охорович требовал исключить из программы будущего конгресса “все дискуссии по метафизическим вопросам”).

Следует отметить, что наиболее интенсивно экспериментально-психологическая работа развертывалась в то время в Германии. Благодаря энергичной организаторской деятельности В.Вундта в Лейпциге в 1879 г. была создана первая психологическая лаборатория, вскоре преобразованная в институт. Несмотря на это, инициатива созыва конгресса исходила не от Вундта и его окружения, а от созданного в 1885 г. Парижского общества физиологической психологии, которое возглавлял известный невролог Ж.М.Шарко (председатель), а также П.Жане и Ш.Рише (вице-президенты). Более того, Вундт и его ученики вообще не приняли участия в конгрессе. Мотивы, по которым Вундт игнорировал конгресс, не изучены, но есть основания полагать, что не последнюю роль в этом сыграли идейно-теоретические разногласия Вундта и устроителей конгресса.

На конгрессе присутствовало свыше 200 человек из ряда европейских стран и Америки. Представительной была делегация ученых из России. Она состояла из 13 человек, уступая по численности лишь французской. Среди делегатов были профессора философии Московского университета Н.Я.Грот и М.М.Троицкий, приват-доценты университета С.С.Корсаков и Л.М.Лопатин, доктор А.А.Токарский (организатор первой Московской экспериментальной психологической лаборатории), магистр уголовного права Д.А.Дриль, члены Московского общества психиатров Н.Н.Баженов и А.С.Гончаров, профессор Киевского университета И.А.Сикорский (организатор лаборатории экспериментальной психологии в Киеве), приват-доцент математического  факультета Петербургского университета Клейбер, сотрудники университета доктора В.Г.Дехтерев и Рыбалкин, профессор физиологии из Харькова В.Я.Данилевский. Приглашение участвовать в конгрессе получил и И.М.Сеченов, однако на конгрессе он не присутствовал.

Показателем авторитетности русской психологии явился тот факт, что трое наших ученых были включены в почетный комитет конгресса: Грот, Сеченов и Троицкий; Сеченов и Троицкий были также избраны почетными председателями. В специально созданный для подготовки следующего конгресса организационный комитет вошли Грот и Охорович.

“Душой конгресса”, по признанию его участников, стал Рише, физиолог и психолог, автор трудов по физиологической психологии, в то время профессор медицинского факультета Парижского университета. (С 1933 по 1935 г. Рише был президентом Парижской Академии наук.)

Конгресс открыл Рибо, известный психолог, автор оригинальных исследований по проблемам психологии памяти, мышления, внимания, эмоциональной сферы. В приветственном обращении он подчеркнул значение конгресса, которое становится особенно очевидным на фоне быстрого развития психологической науки, по-новому ассимилирующей результаты экспериментальных исследований.

Важность первого психологического конгресса для консолидации психологических сил мира, взаимного информирования и установления связей между психологами разных стран отмечалась и в выступлении Рише. Ознакомив участников конгресса с содержанием программы, он обратил особое внимание на наиболее актуальные и новые для психологии проблемы, включенные в повестку научных дискуссий, прежде всего проблему гипноза. Организация работы секций и структуризация обсуждаемых вопросов осуществлялась на основе выделения проблем, а не направлений. Это отражало реальный уровень психологического знания в тот период, неопределенность представлений относительно предмета психологии, ее места как в системе наук, так и в решении практических задач.

Основными были проблемы, касавшиеся гипноза, наследственности, галлюцинаций, “мускульного чувства”. По этим проблемам работали четыре секции.

Предметом обсуждения участников секции, посвященной проблеме наследственности, было определение методов изучения наследственной предрасположенности индивидуальных свойств человека. Вниманию участников был предложен опросник, разработанный Парижским обществом физиологической психологии в целях экспериментального исследования наследственности. Суть его заключалась в максимально полном выявлении, фиксировании и описании различных индивидуальных характеристик (физических и психических). Обследовались члены семей. Вопросы были сформулированы таким образом, чтобы выяснить особенности воспитания человека и его общественный статус, восстановить историю перенесенных болезней, проанализировать нравственные и интеллектуальные свойства. В ходе обсуждения данного опросника было высказано предложение о его упрощении за счет сокращения числа вопросов. Наиболее ценные конструктивные идеи по совершенствованию методики были сформулированы Ф.Гальтоном, который в основу исследования положить сравнение индивидуальных характеристик членов семьи в целях установления их сходства и различия. Наиболее значимыми показателями он считал особенности “способов ощущения”, памяти, умственной деятельности, чувств, характера, склонностей, привычек, физической организации, здоровья. Такой перечень вопросов свидетельствовал о стремлении выработать интегральный подход к изучению индивидуальности.

При обсуждении проблемы галлюцинаций был поставлен вопрос, касающийся их места и роли в отражении мира. Отмечалось, что в галлюцинациях воспроизводятся реальные события, обстоятельства жизни людей, затрагивающие их интересы. При этом шла речь о галлюцинациях здоровых людей. Поэтому была высказана идея о количественной статистической проверке данного вопроса. В качестве методического инструмента предложен специальный опросник, с помощью которого фиксировались галлюцинации, которые возникают у человека , пребывающего в нормальном, бодрствующем состоянии. Их описание осуществлялось по определенной схеме: характер протекания, место и время возникновения, собственное состояние человека в этот момент, обстоятельства возникновения галлюцинаторных явлений и т.д. Предполагалось провести на основе данной методики массовые обследования в ряде стран, которые позволили бы выделить определенные количественные закономерности. Однако некоторые делегаты высказали принципиальные возражения против самой идеи изучения галлюцинаций у здоровых людей, связывая рассматриваемое явление исключительно с патологическими состояниями.

Наиболее продолжительным и острым было обсуждение проблем гипнотизма. Центральная тема - вопрос, посвященный рассмотрению соотношения обычного и гипнотического сна. Относится ли гипнотический сон к патологическому явлению, выражающему склонность человека к истерии, его подверженность гипнотизации, или это разновидность нормального сна, которая может наблюдаться у любого здорового человека? По этому вопросу мнения ученых разошлись. Большинство выступавших, ссылаясь, как правило, на собственный опыт проведения сеансов гипноза, отстаивали идею о непатологической природе гипнотического состояния (Рише, И.Бернгейм, А.Форель и др.) Отмечалась возможность гипнотизирования практически любого человека. Более того, подчеркивалось, что наименее подвержены приведению в гипнотическое состояние душевнобольные, в том числе страдающие истерией. Рассматривалась также зависимость предрасположенности к гипнотизации от психических характеристик человека: его воли, чувствительности, внимания и т.д.

Противоположная позиция была представлена польским психологом Ж.Бабинским, настаивавшем на отнесении гипнотических явлений к разряду невропатологических, близких по основным своим состояниям к истерии. Эту точку зрения, автором которой являлся Шарко, разделял Ч.Ломброзо и ряд других участников конгресса.

Чрезвычайно важной представляется прозвучавшая на конгрессе мысль о недопустимости злоупотребления гипнозом, о соблюдении психогигиенических требований для предотвращения отрицательных последствий его воздействия на психику человека.

Было принято решение об организации очередного психологического конгресса в 1892 г. в Лондоне; его предполагалось назвать “Конгресс экспериментальной психологии”.

Проведение первого Международного психологического конгресса явилось важной вехой в развитии мировой психологии, способствовало ее конституционализации в системе наук, организационному укреплению. Родилась новая форма научного общения, эффективность которой в дальнейшем была подтверждена.

Источник: "Психология день за днем. События и уроки".

Читайте также: «Популярная психологическая энциклопедия».