Портал психологических новостей Psypress на facebook PsyPress on twitter RSS подписка Возрастная категория 16+
 

18–19 декабря 2009 |Россия, Москва   конференция

Международная научно-практическая конференция "Семья в современном мире"

Анонс

 

Репортаж о мероприятии

 
Репортаж о мероприятии

18-19 декабря 2009 года в МВШСЭН прошла международная научно-практическая конференция «Семья в современном мире».

В рамках конференции  работала секция факультета практической психологии "Психология семьи и семейных отношений" под руководством проректора МВШСЭН по учебной работе, кандидата психологических наук, доцента, действительного члена Академии педагогических и социальных наук, члена Европейской ассоциации семейной терапии (EFTA-TIC) Б.Ю. Шапиро.

Наш специальный  корреспондент Татьяна Полякова после заседания секции попросила  Бориса Юрьевича Шапиро более подробно рассказать о проблемах современной семьи.


- Открывая секцию, вы обратили внимание присутствовавших на то, что большинство докладов посвящено проблемам детей, а не взрослых людей, образующих семью. Неужели современная семья выпала из поля зрения психологов?

- Похоже, что так. В 70-80-х годах семьей больше занимались социологи, чем психологи. Исследования велись и в области социальной психологии семьи как малой социальной группы, но их можно пересчитать по пальцам. Сейчас вообще не ведутся крупные исследования, плюс нет теории и методологии исследований современной семьи.

- Почему так происходит, ведь вопрос возрождения семейных ценностей все время на слуху?

- Вы же знаете, как происходит финансирование науки. Для того, чтобы провести крупное, репрезентативное исследование, нужен ресурс и человеческий, и финансовый, и организационный. В 2010 году пройдет перепись населения, но это все равно будет социологический срез.

- Кроме финансовых вложений, нужен интерес и самих психологов.

- Я уверен, что  масса психологов могла и хотела бы исследовала эту проблему.

- А есть ли на самом деле проблема? Как ее можно сформулировать?

- Я бы говорил не о проблеме, а о совершенно определенном предмете исследования. Есть разрыв между социальной, демографической политикой и пониманием того, как реализовать цели этой политики. Что, мы будем повышать рождаемость только путем материального стимулирования? Или найдем какие-то психологические рычаги воздействия?

- То есть получается, что властные структуры создают масштабные социальные программы без учета мнения психологов?

- Вообще очень  многие решения принимаются без учета психологического фактора. Например, событие последнего года - монетизация. Психологические последствия кто-нибудь просчитал? Что касается семьи, то, действительно, все время декларируется: надо укреплять институт семьи, надо повышать рождаемость. Давным-давно известно, что неблагополучие в личной, в семейной сфере в частности, отражается на производительности труда. То есть должен быть к этому аспекту и государственный интерес. Болезни, в основе которых лежат психосоматические расстройства, часто возникают на фоне неблагополучия в личной жизни, когда человек живет в состоянии постоянного стресса. Это нагрузка на систему здравоохранения. То есть пользу психологического вмешательства можно просчитать с точки зрения экономики.

- Какие проблемы  сегодня стоят перед семьей?

- Во-первых, давайте  начнем с того, что проблемы  есть еще до создания семьи.  Известно, что ценность семьи в глазах молодежи резко снизилась. Во-вторых, очень небольшой процент людей может дать ответ на вопрос, что такое семья вообще. Общее хозяйство или отношения? Чем они эмоционально отличаются от дружеских, если у пары нет ребенка? Когда взрослые дети живут отдельно от родителей, кого считать семьей?

- Если обычный человек не знает, что такое семья, психологи могут дать ответ?

- Психологи традиционно больше фокусируются на потребностях и взаимоотношениях. На данном этапе социальные установки - «надо иметь семью», «надо иметь ребенка» - менее значимы. Взрослый человек волен в выборе своего сценария личной жизни. Он может предпочесть одиночество или безбрачие, у него может отсутствовать потребность в детях. Семейные ориентации, понимание, зачем нужна семья, необходимо формировать. Есть масса послевоенных исследований, где показано, что продолжительность жизни людей семейных и удовлетворенных своей семейной жизнью существенно выше, чем холостых и разведенных. Люди этого не знают.

- Люди к этому  не относятся всерьез.

- Это характерно для России. Потому что у нас ценность здоровья и жизни существенно ниже, чем во многих других странах.

- Возникает извечный русский вопрос - что делать?

- Исследовать. Если государство ставит перед собой какие-то задачи в области социальной и демографической политики, значит, надо знать, как их решать оптимально, как достигать поставленных целей. И делать это нужно не на коленке, исходя из своих житейских представлений, а должны быть расчеты, базирующиеся на знании реальной ситуации. Что люди ожидают, чего люди хотят, на чем семья может держаться.

- Как создать и уберечь семью на сегодняшний день - не ясно?

- Никакой научной  поддержки этому нет. Семейные терапевты работают уже с «болезнью». Люди обращаются за помощью, когда им совсем плохо, и часто оказывается, что они пришли слишком поздно.

- Если исходить из вашего опыта частного консультирования, то на чем, в первую очередь, держится современная семья?

- Трудно ответить на этот вопрос. С ходу я бы выделил два типа удерживающих механизмов. Первый – это прагматика, некоторый проект под названием «брак», у каждого из его участников свои цели, задачи, бартерные отношения. На противоположном полюсе - эмоциональные связи, привязанность, любовь в той или иной ее модификации. И каждый партнерский союз характеризуется тем или иным соотношением этих двух элементов.

- Может проблема в том, что в мире просто стало меньше любви?

- Да, в индустриальном обществе это произошло очень давно, об этом пишут многие западные исследователи. Когда с детства человека воспитывают как индивидуалиста, у него складывается совершенно определенная психология. С моей точки зрения сегодня убивается то, что Экзюпери когда-то назвал «роскошью человеческого общения». Интернет убивает это, убивает книгу, которая часто очень хороший учитель, ведь все великие писатели были грамотными стихийными психологами. Секс стал одной из форм получения удовольствия, психологические отношения при этом часто не обязательны. Многим совершенно не понятно, зачем нужен брак. Потребность в детях резко снизилась. Появилось очень много женщин, которые ориентированы, в первую очередь, на карьеру, а не на семью и материнство.

- Сегодня на секционном заседании вы с грустью говорили о том, что психология все время занимается женщиной.

- Дело в том, что подавляющее большинство исследований семьи все-таки фокусировалось на детях, а они автоматически ассоциируются с женщиной.

- То есть современной психологии нужно обратить внимание на мужчин?

- Нужно, это не то слово. Сейчас сильно обострилась проблема полоролевых конфликтов. Люди ожидают друг от друга определенного поведения в браке. При этом сохраняются архаичные представления: мужчина – добытчик, женщина – хранительница очага, а в реальной жизни сильный пол феминизировался, а слабый наоборот. И люди начинают «бодаться», кто в семье главный, не могут найти консенсусных решений. Это одна из основных проблем. Друг к другу предъявляются противоречивые запросы, которые один человек не может удовлетворить.

- На что ориентирована  сегодняшняя семья,  на какие ценности?

- У меня ощущение, что на материальное благополучие, ведь вокруг очень много соблазнов. А СМИ предлагают только два вида информации – или «чернуху», или «красивую жизнь олигархов».

- Вы хотите сказать, что ценности духовного плана потеряны?

- Не духовного. Все, что происходит, приводит к нарушению эмоциональных отношений, и что с этим делать, люди не знают. У многих современных студентов показатели успешности - это карьера и материальное благополучие, а не семья. И соответственно, эмоциональное удовлетворение идет от того, что с семьей совершенно не связано. Но рано или поздно большинство людей задумывается о том, что надо создать семью или возникает потребность быть/жить с кем-то вместе.. Но при этом, абсолютно нет никаких навыков в выстраивании и поддержании отношений. Одной из серьезных бед я считаю изъятие из школьных программ занятий психологического плана, с тренингами, которые развивают толерантность, эмпатию, коммуникативные умения, эмоциональную сферу.

- То есть вопросов больше, чем ответов?

- Проблем больше, чем действия. Потому что для  того, чтобы ответить на какой-то вопрос, нужно провести исследование, внедрять какие-то превентивные программы. Этого сейчас нет.